Главы из книги

Главы из книгиГлавы из книги.

ИСТОРИЯ. ЗНАЧЕНИЕ И РАСПРОСТРАНЕНИЕ.

1.1 История культуры.

Родина топинамбура – Северная Америка, где и в настоящее время близ Великих озер дикие виды топинамбура занимают обширные площади. Человеком это растение использовалось за 2 тысячи лет до нашей эры, а в первом тысячелетии до н. э. топинамбур вошел в индейское земледелие. Европейцы впервые увидели топинамбур в 1586 году при основании своей колонии в Виргинии. Первое массовое знакомство европейцев с этим растением произошло при трагических обстоятельствах. Из – за сильной засухи 1612 года на восточном побережье Канады наступил голод, и лишь клубни топинамбура, близкие по питательности к картофелю, спасли переселенцам жизнь. В Европу, во Францию растение завезли французские моряки из экспедиции Лескарбо в 1605 году. Путешественник и первооткрыватель Самюэль де Шамплайн (Samuel de Champlain) переслал его во Францию.

Именно во Франции солнечный корень, как его называли индейцы, получил название топинамбур от названия индейского племени «тупинамба», под которым его сегодня знают в России. Благодаря своим вкусовым и лечебным свойствам это растение быстро распространилось по всей Европе (Зеленков В.Н. Шаин C.C. 2000; Шаин С.С. 2000; Coussement P, 1996). История растения в западной Европе была весьма успешной: за полвека оно широко распространилось по континенту в качестве овощной, кормовой и даже технической культуры.

Из топинамбура пытались производить спирт, фруктозу, вино и пиво. В XVIII в. распространение картофеля резко сократило потребление земляной груши. В 1844 г. её начал восхвалять французский учёный Ж. Б. Буссенго, объявив несправедливо забытою. Топинамбур снова привлёк внимание любителей изысканных кушаний.

По некоторым источникам, в Россию топинамбур проник через Архангельск, Балканы, в связи, с чем на юге получил название Волжская репа, а на Северном Кавказе – болкш, хушкал (Лехнович В.С. 1930). Другие авторы утверждают, что в Россию эта культура попала в 17 веке из Франции и Китая (Бейсенбиев Е.Б. 1956; Пасько Н.М. 1973; Эйхе Э.П. 1957). В нашей стране топинамбур сначала использовался как целебное растение, позднее широко начал распространяться и внедряться в агропроизводство как кормовая культура.

Наиболее распространенные названия овоща в России, благодаря сходству клубней с грушей – земляная груша, за сходство с подсолнечником – подсолнечник клубненосный. В Прибалтику топинамбур завезен через Германию, а в Казахстан – из Китая, но не как овощ, а как лекарственное растение под названием «Китай картошкасы». За сходство с подсолнечником, который тоже завезен в Европу из Северной Америки, топинамбур в Италии известен под названием «Карчиофо» или «Арчичиофо – Джирасол.

В дореволюционный период заметный вклад в дело внедрения этой культуры в крестьянских хозяйствах внес В. И. Козловский, выращивая и реализуя десятки тысяч пудов клубней в Сибирь, Среднюю Азию и Закавказье.

О топинамбуре еще в 1911 году В. И. Козловский писал: «Это единственное растение из всех разводимых, которое дает большие урожаи почти без затрат труда, не опасаясь ни мороза, ни засухи, ни дождя, ни плохой почвы и ее истощения, обходится без навоза, обильно родит на одном месте десятки лет, а что для нас тоже важно (хотя печально сознаться) не требует почти никакого ухода, и не наказывает, как другие растения за небрежность в летних работах около него, или даже за невыкапывание его на зиму. Одним словом, хотя это помимо воли звучит иронией, но это идеальное, самой судьбой посланное нам славянам растение». Ирония судьбы этой культуры заключается также в том, что топинамбур является «земляком» таких культур как картофель, подсолнечник, завезенных в Европу из Южной и Северной Америки, которые за 200 лет прижились в России, и считаются традиционными культурами сельскохозяйственного производства россиян. А топинамбур незаслуженно забыт и отнесен к диким «буйным» пришельцам. Так, одна из самых высокоурожайных культур мира (зафиксированы урожайность зеленой массы более 2000 ц/га и клубней 1500 ц/га) – топинамбур, перенес взлеты и падения неразрывно связанные с историей России (Базылев Э.Я. 1960; Бейсенбиев Е.Б. 1956; Ворнецкий В.И. 1993; Вытчиков А.И. 1954; Давыдович С.С. 1969; Лехнович В.С. 1930; Старовойтов В.И. 2002.

В 30-х годах XX века овощевод А.А. Валягин пропагандировал земляную грушу как весьма урожайную, морозостойкую и неприхотливую культуру. Известно о принятии в те годы в СССР при участии Н.И. Вавилова решения о более широком культивировании топинамбура в колхозах, где подтвердилась его высокая урожайность. По инициативе Н.И. Вавилова в 1933 году в Москве при институте сои и спецкультур состоялась Первая Всесоюзная конференция по топинамбуру. В начале 30–х годов в духе того времени были предприняты попытки массового введения в севооборот этой культуры для решения задач кормопроизводства. В Сибири научные исследования по культуре топинамбура имеют давнюю историю.

В 30-х годах на опытных полях Сибирского НИИ сельского хозяйства П.А. Яхтенфельд установил, что топинамбур имеет высокую экологическую пластичность и способность формировать в сложных климатических условиях урожай клубней и зеленой массы. В это же время были сделаны «открытия» наличия большого количества одичавшего топинамбура на Северном Кавказе, откуда его целенаправленно стали развозить по всей стране как посадочный материал для выращивания и использования в кормопроизводстве. Однако, попытка его сбора и хранения подобно картофелю, привела к большим потерям урожая топинамбура при хранении после осеннего выкапывания. Ряд председателей колхозов обвинили во вредительстве, а вскоре отменили и задания по его промышленному выращиванию. С середины 30-х годов до середины 80-х годов топинамбур в России перенес период забвения. Только благодаря энтузиастам – подвижникам удалось сохранить для страны сортовую коллекцию культуры.

С середины 50-х годов основной направленностью работ в СССР по топинамбуру являлось кормопроизводство. Широчайшее распространение в России картофеля, а также неучтённые сложности и особенности хранения урожая топинамбура заставили отложить мечты о последнем, как о ценнейшей продовольственной культуре. Топинамбур и по сей день воспринимается как один из самых диковинных овощей.

В 90-е годы XX в. благодаря усилиям энтузиастов началась новая волна проявления интереса к топинамбуру и его внедрения в различные агроклиматические зоны. Возрождение интереса к топинамбуру связано с появлением новых аспектов его пищевого, биотехнологического и медико – биологического использования.

Существенным моментом в деле внедрения этой культуры в агротехническую практику на кормовые, пищевые, биотехнологические цели явилось проведение после 57-летнего перерыва научно – практических конференций «Топинамбур и топинсолнечник – проблемы возделывания и использования»: 2 — я Всесоюзная конференция – г.Иркутск, август 1990 г.; 3-я Всесоюзная конференция – г. Одесса.

октябрь 1991 г.; 4 я Межрегиональная конференция – г. Воронеж, сентябрь 1992 г.; 5-я Межрегиональная конференция – г. Тверь, октябрь 1993 г.; 6-я Международная научно-практическая конференция – г. Тверь, сентябрь 2006 г.

В ряде стран мира (Франция, Германия, Австрия, Англия, Ирландия, Италия, Испания, Норвегия, Нидерланды, США, Канада, Бразилия, Южная Корея, Венгрия, Югославия, Австралия) особенно в последнем 20–летии развернута научно – исследовательская работа по различным направлениям использования топинамбура. Следует отметить, что в научной литературе и особенно зарубежной, наиболее распространено название этого растения как «иерусалимский артишок». Парадокс заключается в том, что ни к артишокам, ни тем более к Иерусалиму, эта культура не имеет никакого отношения.

По причине экономического спада в России и СНГ, начиная с середины 90-х г.г. XX в. стали заметны единичные результаты в биотехнологии этой культуры и сделаны первые шаги по созданию рынка сбыта как самих клубней топинамбура и зеленой массы, так и продуктов их переработки для пищевого и лечебно – профилактического использования (Зеленков В.Н. Кочнев Н.К. Шелкова Т.В. 1993; Зеленков В.Н. 1997; Зеленков В.Н. Шаин С.С. 2000; Балашев Н.Н. 1955; Болтасов Н.М. 1991; Волягин А.А. 1993; Жуковский П.М. 1971; Каюмов М.К. 1989; Минаков Н.А. Светашов А.С. 1995; Пасько.

Н.М. 1999; Светашов А.С. Шатохин В.А. Дорофеев В.Н. 1991; Старовойтов В.И. Старовойтова М.В. Воронов Н.В. 2002; Усанова З.И. Осербаев О.К. 2004; Шайкин В.Г. Юрицина Т.Н. 1998.

В бывшем СССР в 30–е г.г. XX в. топинамбур занимал около 50 тыс. га (Украина, Белоруссия, Коми АССР, Северный Кавказ, Сибирь, Московская, Ивановская, Ленинградская, Архангельская, Вологодская области и др.) (Лехнович В.С. 1930; Смирнов А.И. 1998; Старовойтов В.И. 2002; Усанова З.И. 1967; Усанова З.И. Осербаев О.К. 1999; Устименко Г.В. 1960; Эйхе Э.П. 1957.

В настоящее время в мировом земледелии топинамбур занимает 2,5 млн. га, он распространен во многих странах, особенно во Франции, где его площади достигают 250 тыс. га, сбор урожая – 7,5 млн.т. Во Франции площадь возделывания топинамбура почти равна площади под посадками картофеля. В США площади под топинамбуром с 1981 г. по 1990 г. выросли с 400 га до 700 тыс. га, сбор урожая составляет 28 млн.т. В Канаде заготавливают 13 млн.т. топинамбура 03.09.2005). В Германии, Польше, Венгрии его выращивают главным образом как кормовую культуру для выпаса и откорма свиней. Значительные площади занимает топинамбур в Скандинавских странах, Англии, Японии, КНР, странах Малой Азии.

В Австрии эта культура занимает площадь в 130 тыс. га (Люшанский В.В. 1998; Смирнов А.И. 1998; Старовойтов В.И. 2002.

В России площадь под посадками топинамбура незначительна: менее 1 тыс. га механизированного производства 03.09.2005). Несмотря на использование топинамбура не только как кормовой культуры, но и как ценного источника БАВ, лекарств, БАД к пище, это не привело к его интенсивному вхождению в агросектор (Зеленков В.Н. 2001; Кочнев Н.К.,2006; Пасько Н.М. 1999; Усанова З.И.

2006). Произошло это по ряду причин: во-первых, до сих пор нет серьезных потребителей со стороны пищевых производств; во-вторых, отсутствует сельскохозяйственная техника для выращивания культуры и массовый потребитель культуры для кормопроизводства; в – третьих, некоторые чиновники до сих пор считаю топинамбур злостным сорняком.

Только масштабное агропроизводство культуры топинамбура для использования в кормопроизводстве позволит решить многие организационные и технические вопросы по внедрению высокоэффективных технологий выращивания и хранения с первичной переработкой, как зеленой массы, так и клубней растения. Это создаст условия для снижения затрат на производство сырья из топинамбура для пищевой и фармацевтической промышленности, для выхода новых пищевых и лечебно – профилактических продуктов из топинамбура на рынок массового потребителя. На данный момент рынок потребления топинамбура ограничивается узкими рамками специализированного рынка продуктов премиум класса, как пищевого, так и лечебно – профилактического использования в форме биологически активных добавок.

Несмотря на то, что выпуск первых промышленных партий различных пищевых продуктов с использованием топинамбура был начат в России в г. Новосибирске в 1993 году (кондитерские изделия, ирис «Топинарис», хлебобулочные изделия, чипсы из топинамбура, топинамбур сушеный в порошкообразной форме, макаронные изделия, драже «Топивит»), биологически активных добавок из топинамбура с 1994 года (топинамбур сушеный, концентрат топинамбура сушеный, «Топивит», природный инулиновый комплекс, и др. торговые названия) по происшествии более 19 лет выпуск продукции из топинамбура различного назначения в России имеет до сих пор ограниченный объем и ассортимент, как в производстве, так и в потреблении на рынках России.

Ажиотаж и спекулятивный всплеск интереса, периодически появляющийся, как в средствах массовой информации, так и в Интернете, связан зачастую в лучшем случае с непрофессионализмом начинающих предпринимателей, а в худшем нечистоплотностью некоторых предпринимателей, пытающихся воскресить очередную панацею для согбенных болезнями людей, готовых воспринять и поверить в любое чудо, дающее исцеление. К сожалению, этот немаловажный фактор имеет место в России и отрицательно влияет на продвижение инновационных продуктов из топинамбура, разработанных российскими учеными и технологами, и выводимыми на рынок добросовестными предпринимателями.

1.2 Ареал распространения.

Естественный ареал топинамбура находится на территории Северной Америки, однако, природный ареал установить едва ли возможно, поскольку он издавна использовался индейцами как пищевое растение (Жуковский П.М. 1971). Попав в начале XVI в. во Францию, топинамбур быстро распространился по всей Европе. Со второй половины XIX в. топинамбур известен широко и культивировался как пищевая и фуражная культура (Жуковский П.М. 1971). Так, в Чехии топинамбур известен с 1885 г. (Рулек et al. 2002; Рулек, Prach, 2003). Ныне подсолнечник клубненосный Helianthus tuberosus L. (далее по тексту Н. tuberosus) – один из наиболее распространенных сорняков в Европе (Weber, Gut, 2005; Lambdonet al. 2008). В Австрии (Essl, Rabitsch, 2002), Венгрии (Invasive, 2003), Великобритании (Clement, Foster, 1994) подсолнечник клубненосный – массово натурализовавшийся сорный вид. В Швейцарии он включен в надзорный лист (Watch – Liste) инвазионных растений (Gigon, Weber, 2005). В Центральной Италии топинамбур – один из наиболее распространенных инвазионных видов (Расе, Tammaro, 2003). EPPO (European and Mediterranean Plant Protection Organization) предлагает уделять этому виду особое внимание как потенциальному карантинному объекту (Identification, 2005). Н. tuberosus натурализовался в Чили (Castro et al. 2005), известен, как сорное растение в Австралии (Auld, Medd, 1992), Японии (Mito, Uesugi, 2004.

В России топинамбур разводили с начала XIX века (Эйхе Э.П. 1957; Жуковский П.А. 1971]. В настоящее время Н. tuberosus распространен широко: от северо – запада европейской части России (Цвелев Н.Н. 2000) до Сахалина (Крестов П.В. Баркалов В.Ю. Таран А.А. 2004). К сожалению, история распространения топинамбура, как сорного растения, плохо документирована как гербарными материалами, так и научными изданиями. Н. tuberosus выращивался с начала XIX в. как пищевое растение (Жуковский П.А. 1971). Можно предположить, что именно эти культурные растения стали источником для дичающих растений. Следует учитывать, что семенное размножение подсолнечника клубненосного в условиях Средней полосы России отсутствует. Обнаружить спелые его семянки в благоприятные годы с теплой продолжительной осенью обнаружить не удалось (Игнатов М.С. и др. 1990). Очевидно, что существенную роль в образовании обширных зарослей Н. tuberosus в рудеральных местообитаниях, в том числе вдоль железнодорожных насыпей, играет вегетативное размножение. Рост Н. tuberosus из клубней зависит от стадии развития клубня, его размеров, регенерация с глубины, по крайней мере, до 30 см вполне успешна (Swanton, Cavers, 1988.

Статус в регионе.

Дичание Н. tuberosus в Средней полосе России (Московская область) впервые отмечено А.К. Скворцовым (1973). Видимо, ранее вид из культуры не распространялся, о чем свидетельствует отсутствие гербарных сборов из Московской области до 1960-х годов. В соседних областях находки Н. tuberosus в качестве занесенного растения появились только в 1970 – 1980 гг. (MW, МНА). К 1980 — м гг. в Москве и несколько реже в Подмосковье вид стал обычным на пустырях, железнодорожных насыпях, по рудеральным местообитаниям (Игнатов М.С. и др. 1990). Встречается во многих регионах Средней России и в последнее десятилетие активно расширяет вторичный ареал. Много одичавшего топинамбура в Московской, Ленинградской и в Тверской областях.

В России топинамбур культивируют в южных районах для получения клубней, в центральных и северо – западных районах нечернозёмной зоны и Прибалтике выращивают для получения зеленой массы для использования преимущественно на силос. Возделывают на фермерских участках или в кормовых севооборотах на одном месте 4 – 5 лет. Места произрастания.

В Северной Америке встречается вдоль дорог, на полях, по залежам и.

на пустырях (Schilling, 2006). В пределах вторичного ареала Н. tuberosus растет по нарушенным антропогенным местообитаниям: пустырям, обочинам дорог, по краю полей. В Европе и Японии отмечена приуроченность зарослей к долинам рек, в том числе малых (Miyawaki, Washitani, 2004). Предпочитает богатые почвы и высокую освещенность, но при этом, может расти на бедных кислых почвах и в полутени.

В России топинамбур в одичавшем виде встречается по берегам рек, на заброшенных полях, огородах, опушках леса, в оврагах, вдоль дорог. Нередко встречается как сорное растение у дачных поселков, на сорных местах близ жилья, где порой образует обширные заросли. В подобных местообитаниях топинамбур распространяется без непосредственного участия человека. По-видимому, в его расселении участвуют мышевидные грызуны.

Расселение и распространение.

Расселение Н. tuberosus в Средней России происходит только вегетативными частями. Топинамбур дичает из посадок, в том числе дачных. В 1980 – 1990 — х годах топинамбур был популярной культурой, однако дачники часто, не получив желаемого урожая, прекращали возделывать топинамбур. Культура топинамбура вышла из моды.

При этом корневища выбрасывали за пределы дачного участка, на компостные кучи. Однако, остатки клубней и корневищ в почве давали весной новые всходы и дичали без ухода. Сейчас Н. tuberosus высаживают как поздноцветущее декоративное растение, нередко у заборов для создания кулис.

Источник . В.Н. Зеленков, Н.Г. Романова.

Топинамбур: агробиологический портрет и перспективы инновационного применения.