Культура: Осенние цветы

Культура: Осенние цветыАвгуст, бегущий к осени. Осень — пушкинская пора, теплый воздух, нагретая земля, прозрачность и умиротворенность, травяной ностальгический запах астр, время воспоминаний.

25-го августа исполнилось 79 лет со дня смерти Александра Ивановича Куприна, 26-го августа (7 сентября) — 147 лет со дня его рождения.

Когда вспоминают о писателях с большим жизненным опытом, переменивших десятки профессий и испытавших множество разнообразных впечатлений, пожалуй, чаще всего называют имена Джека Лондона и Куприна. Но, в отличие от произведений Д. Лондона, где действие происходит на экзотическом фоне, и люди — великаны с сильными страстями, рассказы Куприна просты, а персонажи обыкновенны.

Его герои не любят чрезмерного, приторного юга с природой, похожей на олеографию или оперную декорацию. Им по душе милый север с зорями, сумерками, запахом молодой травы и стадом, бредущим в пыли. И в сочинениях Куприна мы не найдем ничего нарочитого: ярких красок, громких слов, эпических событий, гигантских характеров, у него нет ни преувеличенных героев, ни злодеев, нет особой сложности, метафизичности или психологизма. У Куприна — приглушенные тона, привычные чувства, тихие, слабые герои. Проблемы и болезни, от которых они страдают, не страшны — это не язва и не гангрена, а какая-нибудь «неизбежная надоедливая сыпь, вроде кори.

Марк Алданов пишет, что Куприн был удивительным собеседником, именно собеседником, а не рассказчиком. Собеседник внимательно слушает, направляет разговор, раскрывает человека. Действует не только на уровне голоса и слуха, но и на уровне интонации, выражения глаз, кивков и улыбок, на уровне атмосферы, едва уловимого впечатления. Таковы и рассказы Куприна.

О чем они? Традиционные темы и сюжеты, избыточные описания, «придаточные предложения, завихряющиеся прилагательные», житейские истории, рассказанные в сумерки. Охота на глухарей, ловля раков, встреча на пароходе, случай в поезде, эпизод на даче, армейский быт, завод, происшествие на улице, и прочее, и прочее. Здесь трудно сыскать символы, прозрения и скрытые смыслы. Если читать, что написано, читать как простодушный читатель, то можно увидеть бытоописательство, не энциклопедию, но записную книжку, повседневную обыкновенность выражений жизни. Трогательные, смешные, глупые, фантастические, оригинальные, грустные, странные, наивные мелочи, детали, полутона, из которых составляется человеческая жизнь.

Куприн пишет о жизни простой, печальной и хрупкой. Слово, взгляд, движение, вещь, незначительное событие могут изменить, повернуть, сломать ее.

Действие обычно происходит на стыке жизни настоящей и вымышленной. Недаром в произведениях Куприна так много людей искусства, людей, творящих другую действительность: художников, писателей, актеров и просто бродяг, авантюристов, которые могут во всякую душу вжиться.

Практически каждый сюжет сводится к разоблачению представлений о жизни. Все думают, что Олеся — ведьма, на самом же деле она милая и добрая девушка («Олеся»); идиот, которого и за человека не считают, обнаруживает бескорыстные движения души («Блаженный»); славный юноша Ромашов гибнет за иллюзии («Поединок»). Реальная жизнь и мстит, и лечит.

Куприн прост. Если сквозь быт и просвечивает бытие, то едва-едва. «Понятные, почти как сама природа», — сказано про героев рассказа «Лесная глушь». Все далеко не так просто и понятно. Но сложность остается где-то за скобками, на полях. Интересна не столько сложность, сколько отблеск сложности, свет уже погасшей звезды.

Казалось бы, далекий от «литературы» бытописатель и жизнелюб Куприн, садящийся за письменный стол при необходимости, быстро пишущий свои рассказы и никогда их не отделывающий, оказывается самым что ни на есть литературным человеком, собирателем и сохранителем впечатлений.

Старая мысль «что пройдет, то будет мило» — сквозная тема. Жизненные впечатления — материал для воспоминаний. Они закрепляются на бумаге, иногда в своем настоящем виде, иногда — фантастически расцвечиваясь («Леночка», «Святая любовь»). И тяжелые, и радостные впечатления становятся «печальным и нежным воспоминанием». Со временем «видишь, что у тебя ничего не осталось, кроме воспоминаний и тоски по прошлому». Бывает и больше — тоска даже не по прошлым событиям, а по прошлой тоске, и в рассказе не сюжет, а просто голое впечатление («Пустые дачи», «Белые ночи.

Мягкий собеседник Куприн говорит, для чего живут люди — для воспоминаний, которые, как осенние цветы, не позволяют забывать солнечного лета.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.