Осень наступила

Осень наступила«Осень наступила. Высохли цветы.

Нет, наверное, такого человека в России, который с детства не помнил хотя бы первых четырех строчек одного из самых знаменитых стихотворений об осени.

1 Осень наступила, 2 Высохли цветы, 3 И глядят уныло 4 Голые кусты.

5 Вянет и желтеет 6 Травка на лугах, 7 Только зеленеет 8 Озимь на полях.

9 Туча небо кроет, 10 Солнце не блестит, 11 Ветер в поле воет, 12 Дождик моросит.

13 Зашумели воды 14 Быстрого ручья, 15 Птички улетели 16 В теплые края.

И во многих хрестоматиях, начиная с 1960-х гг. (Хрестоматия для детей старшего дошкольного возраста: Для чтения, рассказывания и детской самодеятельности / Сост. Р.И.Жуковская, Л.А.Пеньевская. М. Просвещение, 1968. С. 133; Хрестоматия для детей старшего дошкольного возраста / Сост. Р.И.Жуковская, Л.А.Пеньевская. 2-е изд. переработанное и дополненное. М. Просвещение, 1972. С. 135; Времена года. Хрестоматия для маленьких / Автор-составитель Б.Г.Свиридов. Ростов н/Д, 2000. С. 10), и на разных Интернет-ресурсах автором этого произведения назван Алексей Николаевич Плещеев. Проблема, однако, заключена в том, что ни в одном из собраний сочинений А.Н.Плещеева XIX – ХХ вв. а также в томе «Библиотеки поэта» этого стихотворения нет. Нет его и в составе прозаических и драматических произведений Плещеева, а также среди переводов.

Поэтому встали задачи, во-первых, найти настоящего автора, во-вторых, определить, кто, когда и при каких обстоятельствах приписал этот текст Плещееву, и, наконец, в-третьих, как осуществлялась трансляция ложного авторства во времени.

Начать надо с того, чем поиск завершился: впервые это стихотворение под заглавием «Осень» было напечатано в книге: Наше родное. Русский и церковно-славянский букварь и сборник статей для упражнения в русском и церковно-славянском чтении, с образцами для письма, материалом для самостоятельных письменных упражнений и рисунками в тексте. [Первый год обучения]» (СПб. 1885. С. 44). Автором-составителем учебника был инспектор Московского учебного округа Алексей Григорьевич Баранов (1844 – 1911.

Книга – с точки зрения авторства – составлена Барановым из текстов трех видов: а) с указанием авторства или источника, откуда текст перепечатан; б) с тремя астериксами вместо фамилии автора (это тексты неизвестных авторов, очевидно, бытовавшие в устной передаче); в) тексты, авторы которых не названы вовсе. По традиции к последней категории относятся те тексты, которые сочинили составители учебных пособий, – например, А.А.Радонежский, автор многочисленных книг «для первоначального чтения», изданных в 1870-е гг. в специальном примечании к оглавлению это особо оговорил. У Баранова такой оговорки нет, но, видимо, ряд прозаических отрывков и даже стихов, он, как и К.Д.Ушинский в своих классических книгах, сочинил сам. Во всяком случае, просмотр de visu ряда более ранних учебных хрестоматий, сборников, антологий и журналов текста «Осень наступила. Высохли цветы» не выявил, и с достаточно высокой степенью вероятности можно утверждать, что автором текста является именно А.Г.Баранов, по каковой причине стихотворение «Осень» в составленном им учебнике появилось впервые. В итоге повторяется история со стихотворением Р.А.Кудашевой «Ёлка» (1903), автор которого был неизвестен до 1941 г.

Между прочим, просмотр детских журналов показал, что подобная по «осенней» тематике и упрощенному стилю стихотворная продукция в 1880-е гг. существовала: Баранов лишь поддержал традицию, выступив подражателем. Например, крестьянскому поэту Спиридону Дрожжину принадлежит стихотворение «Осенью» (Игрушечка. 1881. № 42. 25 окт. С. 1420): «Воет, завывает / Ветер холодней, / Блекнет, увядает / Красота полей. // Расходились тучи / В глубине небес, / Потемнел дремучий / И зеленый лес… // Видится снопами / Полное гумно, / Брызжет под цепами / Спелое зерно… // Солнышко не рано / По утрам встает, / Тускло из тумана / Луч на землю льет // И скорей ложится; / Чтобы, кончив труд, / Мог угомониться / С ним крещеный люд». Размер тот же – Х3 ЖМЖМ.

Некий В.Львов написал длинное стихотворение «Осень в деревне» (Игрушечка. 1880. № 38. 5 окт. С. 1188 – 1192), из которого приведу небольшой фрагмент: «Вот покрылась тучами / Синева небес, / Смолк и призадумался / Опустелый лес; // Листья поосыпались, / Кучами лежат, / И деревья голые / Сумрачно глядят. // Не поет соловушко / Позднею порой, / И умчался за море / Пташек вольный рой. // Опустели скучные / Сжатые поля, / И под озимь вспахана / Рыхлая земля. // Тускло светит солнышко / Сквозь туман с утра, / Стали ночки темными, / Длинны вечера. // Часто дождь назойливый / Льет, как из ведра, / Холодом повеяло /И топить пора.

Кроме общего подражания процитированной продукции нельзя не заметить связей стихотворения Баранова с Пушкиным в стихах 1 («Октябрь уж наступил…») и 9 («Буря мглою небо кроет…»), с Плещеевым в стихах 6 – 7 («Травка зеленеет…») и с Аполлоном Григорьевым в стихе 11 («Вечер душен, ветер воет»). Такого рода неотрефлексированные сближения и сходства характерны для текстов дилетантов, у которых на слуху много стихов. Что касается эмоциональной окраски текста, то можно подозревать невротическое состояние автора, акцентирующего внимание лишь на печальных сторонах осенних изменений, метафорически связанных со смертью: кустов, цветов, травы, скрытого тучей и «умершего» неба, скрытого и тоже «умершего» солнца, улетевших птиц. Признаки сезонных изменений нагнетаются в стихотворении и трактуются почти как катастрофа; возможно, они выражают внутреннее состояние автора, во всяком случае, тут большое поле для интерпретаций, связанное, например, с травмами детского возраста.

В книге Баранова есть и другие тексты, которые для учебника сочинил он сам, например, прозаические «Молитва сиротки» и «Поступление в школу»: «Прошло лето. Наступила осень. Кончились полевые работы. Пришла пора ребятам учиться» и т.д. Помимо «Осени» Баранов сочинил стихотворение «Зима» — написанную унылым Я4 ЖМЖМ и опять-таки печальную вариацию на тему «Зимнего утра» Пушкина.

Зима холодная настала.

Пушистый снег летит с небес.

Морозом реку заковало.

Печально смотрит темный лес.

Уже травой не зеленеют.

Луга, долины и холмы.

Куда ни взглянь: везде белеет.

Везде блестит покров зимы.

Стихотворение Баранова «Осень» входило и в последующие издания «Нашего родного». Параллельно Баранов включил «Осень» в учебное руководство «Русский букварь с материалом для первоначального чтения, заучивания наизусть и письменных упражнений», первое издание которого вышло в 1887 г.

Что касается текстов неизвестных авторов, которые включены в «Наше родное» (1885 г. и в последующие издания), то по каждому из них можно провести самостоятельное разыскание, аналогичное тому, которое проведено в отношении «Осени» Баранова. К ним, например, относятся стихотворения неизвестных авторов «Грамотей» («Письмецо от внука / Получил Федот: / Внук его далеко / В городе живет») и «Накануне праздника» («Солнышко заходит, / И темнеет день; / От горы упала / На селенье тень»). Возможно, что Баранов воспроизвел произведения из тех учебников, по которым в детстве учился сам (1850-е гг.). Между прочим, переделка «Грамотея» вошла в книгу тюремной лирики «Российские Вийоны» (М. 2001; составители и авторы предисловия А.Г.Бронников и В.А.Майер.

Несколько слов надо сказать о самом Баранове. По просьбе С.А.Венгерова для «Критико-биографического словаря русских писателей и ученых» (СПб. 1897 – 1904. Т. VI. С. 392 – 397) Баранов написал автобиографию, из которой следует, что это был человек большой целеустремленности. Он происходил из крепостной семьи: его родители были крепостными дворовыми людьми С.П.Фонвизина, владельца села Спасского Клинского уезда Московской губернии, и был он тем самым «дворовым мальчиком», которого упоминал Пушкин. Когда в 1851 г. дочь Фонвизина, Наталья Сергеевна, приехав в Спасское, увидела мальчика, она пожелала взять его к себе в московский дом, и в 7 лет Алексей был насильно разлучен с матерью (которая, кстати, была кормилицей Натальи Сергеевны и, таким образом, Наталья Сергеевна и Алексей были молочные сестра и брат) и отправлен в Москву в господский дом. Интересная деталь, отмеченная Барановым в автобиографии: «Как только установился зимний путь, меня отправили с подводами в Москву, где проживала Н.С.Ржевская». Возможно, поэтому переход осени в зиму, отразившийся в двух стихотворениях Баранова, закрепился в его сознании как символ травмы, вызванной насильственным расставанием с матерью и родным домом. Не надо также забывать, что М.Н.Покровский назвал 1880-е годы – а «Осень» написана в 1885 г. — эпохой нового крепостного права для крестьян, приведя много конкретных доказательств (Покровский М.Н. Русская история в самом сжатом очерке. М. 1934. Ч. 1 – 2. С. 153 – 154.

С ранних лет Алексей стремился к учению, и в 1855 г. Наталья Сергеевна определила крепостного мальчика, которому явно благоволила, в приходское училище, а в 1858 г. – во 2-й класс гимназии (в это время директором гимназии был Д.С.Ржевский, муж Натальи Сергеевны), причем для законности пребывания в гимназии освободила его от крепостной зависимости, ненамного опередив ход истории («на увольнительном свидетельстве в качестве свидетелей подписались известные впоследствии деятели – А.М.Унковский и А.А.Головачев»). В 1864 г. Алексей Баранов закончил гимназию с золотой медалью и поступил в Московский университет на математическое отделение физико-математического факультета. В 1868 г. закончил университет со степенью кандидата, после чего целиком посвятил себя учительской деятельности. Кстати, еще будучи студентом, преподавал в семьях сестер Дьяковых: княгини Александры Алексеевны Оболенской и Марии Алексеевны Сухотиной. «Об этих семьях, — заметил в автобиографии Баранов, — я вспоминаю не иначе, как с чувством самой глубокой благодарности за то благотворное влияние, какое они имели на мое нравственное развитие». Связей Баранова с людьми литературного круга выявить не удалось.

В 1875 – 1885 гг. Баранов служил директором учительской семинарии в Торжке, а в 1885 г. стал инспектором Московского учебного округа. Именно в Торжке и было подготовлено учебное пособие «Наше родное», в которое вошло стихотворение, много позже ставшее столь знаменитым. Объясняя необходимость подготовки новых руководств для обучения чтению, Баранов подчеркнул, что существовавшие учебники не вполне соответствовали потребностям. Это относилось и к книгам Ушинского «Родное слово» и «Детский мир»: «первое из них было предназначено автором для домашнего обучения детей в интеллигентных семьях, а второе – для учеников средних учебных заведений.

С одного из изданий «Нашего родного» текст стихотворения «Осень» (со ссылкой на книгу Баранова) был перепечатан в «Книге для чтения в народных училищах Северо-Западного края России с русским и церковно-славянским букварем и материалом для самостоятельных письменных упражнений. Первый год обучения» (Вильна, 1896. С. 41 – 42), составленной Н.Ф.Одинцовым и В.С.Богоявленским. Они же поместили текст в подгтовленной ими «Книге первой для чтения в церковно-приходских школах и школах грамоты. Год 1-й обучения» (СПб. 1899. С. 40), изданной училищным советом при Святейшем Синоде. Везде текст стихотворения об осени печатался как анонимный, не отмечалось ни авторство Баранова, ни — тем более — авторство Плещеева.

Отметить переиздание 1899 г. важно только потому, что из него взял стихи для детских песенок автор нотного альбома «Детское веселье: Сборник песен для детей школьного возраста» (М. 1902. Часть 1. С. 7) композитор И.С.Ходоровский. Именно он первым приписал авторство текста А.Н.Плещееву, и как раз после 1902 г. возникает традиция публиковать текст стихотворения «Осень» как принадлежащий А.Н.Плещееву.

Можно предположить, почему Ходоровский допустил эту ошибку: в «Книге первой для чтения», подготовленной Одинцовым и Богоявленским, из которой Ходоровский взял стихотворные тексты для песен (он это особо подчеркнул в начале альбома), на стр. 40 было напечатано два стихотворения: во-первых, анонимная «Осень» (со ссылкой в оглавлении на «Наше родное» Баранова как на первоисточник), а, во-вторых, стихотворение А.Н.Плещеева «Осень» — действительно написанное Плещеевым произведение, причем, в оглавлении напротив соответствующей страницы была указана фамилия поэта. Вероятнее всего, что, невнимательно прочитав оглавление книги, композитор решил, будто Плещеев – автор обоих стихотворных текстов, напечатанных на стр. 40.

Ту же ошибку (самостоятельно или с помощью И.С.Ходоровского) допустили Федор Павлович Борисов и Николай Иванович Лавров. С ежегодными переизданиями, начиная с 1906 г. выходила книга «Новая народная школа. Первая после букваря книга для классного чтения в начальных училищах и дома», составленная «кружком учителей под редакцией Ф.Борисова и Н. Лаврова», в которой автором неизменно назывался Плещеев. После этого более, чем на 100 лет, автором «Осень наступила. Высохли цветы» стал Плещеев. Естественно, перепечатывать стихотворение известного поэта гораздо респектабельнее, чем анонимный текст.

Впрочем, в 1914 г. появились два издания, в которых стихотворение «Осень» было опубликовано как анонимное: во-первых, это хрестоматия «Живое слово», составленная группой учителей московских городских училищ под редакцией А.А.Сольдина, а, во-вторых, альбом детских песен на музыку Ц.А.Кюи (op. 97, издание журнала «Светлячок»; в Русском журнальном фонде Российской национальной библиотеки альбом приплетен к годовому комплекту журнала.

В советское время стихотворение впервые было перепечатано в учебном пособии для дошкольных педучилищ и воспитателей детских садов «Живое слово дошкольнику» (М. 1945). Здесь автором текста опять был назван Плещеев. Редактором книги являлась доцент Е.А.Флёрина, составителями помимо нее были еще М.К. Боголюбская и А.Л.Табенкина.

Кстати, можно предположить, что после выхода хрестоматии ошибочность атрибуции выяснилась, поэтому в двух последующих изданиях (Хрестоматия по детской литературе: Учебное пособие для дошкольных педагогических училищ / Составители М.К.Боголюбская, А.Л.Табенкина. М. 1948; Художественное слово дошкольнику: Пособие для воспитателей детских садов. 2-е издание, исправленное / Составители М.К.Боголюбская, А.Л.Табенкина, Е.А.Флёрина. Под редакцией чл.-корр. АПН РСФСР Е.А.Флёриной. М. 1952) этого стихотворения нет вообще.

Евгения Александровна Флёрина (1889 – 1952) в истории литературы осталась как гонитель детских стихов Чуковского и Маршака, которые именовала «бракованной литературой». «Тенденция позабавить ребенка, дурачество, анекдот, сенсация и трюки даже в серьезных, общественно-политических темах, — это есть не что иное, как недоверие к теме и недоверие к ребенку, с которым не хотят говорить всерьез о серьезных вещах» (Флерина Е. С ребенком надо говорить серьезно // Литературная газета. 1929. 30 дек. № 37. С. 2; автор – председатель комиссии по детской книге НКП РСФСР). Другой заслугой Флёриной является ошибочное приписывание авторства текста о наступившей осени Плещееву, что имело последствия (войти в историю литературы двумя крупными ошибками – это тоже успех). В сущности, ничего удивительного в приписывании нет: педагогическую деятельность Флёрина начала в 1909 г. и как раз в этот период выходила «Новая народная школа», составленная «кружком учителей под редакцией Ф.Борисова и Н.Лаврова», где автором стихотворения назывался Плещеев.

Именно с опорой на хрестоматию 1945 г. отредактированную Флёриной, появился, например, перевод стихотворения на белорусский язык с указанием авторства Плещеева (Дванаццать месяцау: Календар школьнiка. 1947. Лiстапад ноябрь . Мiнск. 1947 Без пагинации, оборот листа за 11 ноября ), а в 1962 г. – солидная хрестоматия «Наша книга: Сборник для чтения в детском саду» (составители Н.Карпинская и П.Дымшиц. М. 1962. С. 188), где автором также был назван Плещеев (поскольку никаких публичных опровержений авторства Плещеева, отмеченного в хрестоматии 1945 г. не было). Более того, в 1962 и 1964 гг. двумя изданиями была выпущена «Программа воспитания в детском саду», утвержденная министерством просвещения РСФСР, в которой это стихотворение было приписано Плещееву и рекомендовано для заучивания наизусть. Примечательно, однако, что ни в одном из советских школьных учебников, начиная с 1930-х гг. это стихотворение не публиковалось. Но параллельно школьной развивалась дошкольная субкультура, и в ней после вхождения в обязательную детсадовскую программу в 1962 г. никаких сомнений в авторстве текста «Осень наступила» не возникло ни у кого. Само же стихотворение, заученное еще в детском саду, стало в итоге настолько популярным, что вошло в школьный фольклор в непристойных переделках – участь, постигающая только самое знаменитое и любимое: «Наступила осень, / Нет уже листов, / И уныло смотрят / Бляди из кустов. // Выйду я на улицу, / Положу х.й в лужу – / Пусть раздавит трактор, / Все равно не нужен» (Русский школьный фольклор: От «вызываний» Пиковой дамы до семейных рассказов / Составитель А.Ф.Белоусов. М. 1998. С. 449). Кстати, здесь точно уловлен травматично-невротический подтекст оригинала и переведен на современный язык психоанализа.

Сюжет не будет полным, если не рассмотреть еще одно стихотворение, которое также размещено в Интернете и ложно приписано Плещееву. Оно называется «Осенняя песенка.

Миновало лето, Осень наступила. На полях и в рощах Пусто и уныло.

Птички улетели, Стали дни короче, Солнышка не видно, Темны, темны ночи.

К А.Н.Плещееву этот текст отношения не имеет, впервые вторая строфа появилась в «Букваре» Александры Владимировны Янковской (р. 1883) и Елизаветы Георгиевны Карлсен, выпущенном в Москве в 1937 г. (есть и в последующих изданиях). Автор текста указан в «Букваре» не был. С небольшим изменением в последнем стихе вторая строфа была перепечатана в журнале «Дошкольное воспитание» (1938. № 11. С. 71) в качестве приложения к статье Л.Заводовой «Исправление недостатков речи у детей». Не исключено, что вторую строфу один из авторов-составителей «Букваря» сочинил, либо воспроизвел по воспоминаниям детства, а первая строфа со знаковой строкой «Осень наступила» и старой рифмой «наступила – уныло» возникла позже как «народное творчество». Получился дериватив стихотворения А.Г.Баранова.

Обсудите в соцсетях.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.