Садовые и огородные лекарственные растения

Садовые и огородные лекарственные растения13. Лечение лекарственными травами на Руси. “Ягодная повинность”. Создание аптекарских садов и огородов.

В Древней Руси лекарственным растениям придавалось большое значение. С XI века, то есть с начала основания первых монастырей, собирали и сушили лекарственные травы. В XII веке царь Алексей Михайлович даже создал Аптекарский приказ для обеспечения целебными травами царского двора и армии. Позднее Петр I обязал военные госпитали крупных городов Российской империи иметь «аптекарские огороды», а на крестьян была наложена «ягодная повинность» с обязательным сбором лекарственных растений.

В Воронеже и Саратове собирали «солодковое коренье вешне и осенне», из Ярос­лавского уезда привозили ягоды можжевельника, из Коломны — чемерицу, из Казани — почечуйную траву. «Кошкину траву» — ва­лериану — копали в Рязани, везли травы и из Сибири.Контроль за ягодной повинностью осуществлял Аптекарский приказ, за невыполнение повинности полагался денежный оброк или даже тюремное заключение . Значительное количество сырья получали с аптекарских огородов, созданных по распоряжению Ивана Гроз­ного на территории Кремля между Боровицкими и Троицкими воротами и слободой стрелецкого полка. Позднее были созданы аптекарские огороды в других местах. Особенной известностью при Алексее Михайловиче пользовался царев огород в селе Измайловском.Введенная Петром I “ягодная повинность”, включавшая в себя сбор лекарственных трав, успешная деятельность “аптекарских огородов” позволили настолько увеличить заготовку лекарственного сырья, что в 1754 году Медицинская канцелярия прекратила ввоз лекарственных растений из-за рубежа. К этому времени в арсенале российских врачей было около 200 видов дикорастущих и культивируемых лекарственных растений.

14..Целебные средства животного и минерального происхождения, использование их для лечения в Московском государстве.

Лечение больных производилось различными средствами расти.

тельного, животного и минерального происхождения. Широко.

применялись следующие травы (полынь, крапива, подорожник.

багульник, бодяга, цвет липы, листья березы, кора ясеня.

можжевеловые ягоды, лук, чеснок, хрен, березовый сок. Среди лекарств.

животного происхождения особое место занимали мед, сырая печень.

трески, кобылье молоко и панты оленя. Из средств минерального.

происхождения широкое применение в лечебной практике нашли.

различные минералы, камни. Например, хризолит употреблялся внутрь.

в измельченном виде при болях в животе; знали о лечебных свойствах.

мышьяка, уксуса, медного купороса, скипидара и селитры, серебра.

ртути, сурьмы и других минералов.

15.Первые русские доктора медицины (г. Дрогобыч, г.Ф. Скорина, п.В. Постников, и. Алмазенов, ф.И. Барсук — Моисеев.

Котомарк из Дрогобыча . Родился в 1450 г. с 1468 г. учился на.

медицинском факультете Краковского университета, где в 1470 г.

получил степень бакалавра, в 1473 г. – степень магистра. В дальнейшем.

совершенствовал свои знания в Болонском университете и в 1476 г.

выдержал специальный экзамен на степень доктора философии и.

медицины. Уже в 1481 г. он становится профессором Болонского.

университета, а в I48I — I482 гг. даже исполняет обязанности ректора.

этого университета. В дальнейшем Дрогобыч работал в первом.

Венгерском университете в г. Пресбурге. В 1485 г. возвратился в Краков.

где до самой своей смерти (в 1494 г.) заведовал кафедрой на.

медицинском факультете. Его труд «Прогностическое суждение.

текущего 1483 г. Георгия Дрогобыча с Руси, доктора медицины.

Болонского университета», изданный в 1483 г. в Риме и содержащий.

упоминание о заразных болезнях, является первой печатной книгой.

российского автора за рубежом.

Другой врач — белорус Георгий Скорина из Полоцка. Точная дата.

его рождения неизвестна. Предполагают, что он родился около 1490 г.

Предположение это опирается на факт существования в те времена.

обычая отдавать на учебу в университеты мальчиков, как правило, в.

возрасте 14-15 лет. Однако на возраст школяра руководство.

университетов внимания не обращало и год рождения нигде не.

Первоначальное образование Скорина получил в доме родителей.

где научился читать по церковным книгам и писать кириллицей. От.

родителей он перенял любовь и уважение к родному Полоцку, всегда.

называя его «славным». Чтобы заняться наукой, Скорине потребовалось.

освоить латынь, для чего он некоторое время учился в школе при одном.

из католических костелов.

В 1504 г. любознательный и предприимчивый Скорина.

отправляется в Краков для изучения медицины и поступает в Краковский.

университет. Не исключено, что он был студентом-переростком.

Возможно, этим объясняется исключительная серьезность, с которой он.

относился к учебе, а позднее – к культурной и научной деятельности.

Через 2 года, в 1506 г. Скорина получает первую ученую степень.

бакалавра и звание лекаря. Чтобы продолжить учебу, ему необходимо.

было получить еще и степень магистра искусств, что давало право.

поступать на самые престижные факультеты университетов Европы.

которыми считались медицинский и теологический.

В целях совершенствования знаний Скорина переехал в Падую. В.

Падуанском университете получил звание магистра и стал именовать.

себя Георгием Франциском Скориной, а в 1512 г. стал доктором.

медицины. После получения ученой степени Г. Скорина работал в Праге.

В ХVII в. докторами медицины становятся И. Алманзенов и П. Пост.

Иван Алманзенов — сын И.Ф. Эльмстона, переводчика.

Посольского приказа — был послан для изучения медицины в 1629 г. в.

Англию в Кембриджский университет, затем он совершенствовался во.

Франции и Италии. В Россию вернулся в 1645 г. имея ученую степень.

Фома Иванович Барсук-Моисеев (Мойза) (1768 — июль 1811) — российский врач, экстраординарный профессор физиологии и диэтетики Московского университета, доктор медицины и народный советник.

Родился в Малороссии, учился в Киевской академии (где составил свою фамилию из монограммы слова — бурсак) и в Московском университете (с 1788; философский, затем медицинский факультеты), где был удостоен (впервые в России) в 1794 году степени доктора медицины за диссертацию «De respiratione» (« О дыхании »); в следующем году произведен в экстраординарные профессоры, читал физиологию, патологию, терапию, семиотику и диэтетику.